Исламский Халифат - очередная попытка «мировой революции» стр - 7

Ирак, Сирия и коалиция, возглавляемая США

В Ираке конец июня, июль и начало августа 2014г проходят в состоянии затяжной позиционной войны, в ходе которой шиитскому ополчению совместно с правительственной армией удаётся немного оттеснить исламистов от иракской столицы, но в пригородах Багдада бои не стихают. Иран, Россия и США поставляют Ираку боевую авиацию и прочее вооружение.

Тем временем в самом Багдаде происходят политические потрясения. 10 августа 2014г новоизбранный президент Фуад Маасум поручает вице-спикеру парламента Хайдеру аль-Абади сформировать новое правительство. Действующий премьер-министр Нури аль-Малики намеревается «подавать иск в суд против президента», обвиняя его в «…попытке переворота против конституции». Однако 11 августа он подаёт в отставку, чтобы «…сохранить единство и стабильность Ирака». 8 сентября 2014г правительство аль-Абади приступает к работе.


Хайдер аль-Абади - премьер-министр Ирака
(с 10 авг 2014г) Фото: под лицензией CC BY 2.0 с сайта Викисклада

Не прекращаются бои и на севере Ирака. 7 августа 2014г боевики ИГ захватывают Каракош - самый крупный христианский город этой страны. На следующий день Барак Обама заявляет: «В опасности находятся все иракские христиане. Сегодня я санкционировал точечные воздушные удары там, где это будет необходимо». С августа 2014г американские ВВС наносят ракетно-бомбовые удары по позициям боевиков ИГ. В октябре 2014г Соединённые Штаты присваивают название этой операции – «Непоколебимая решительность». Целью операции, по заявлению Белого дома, «…является подрыв военного потенциала террористов и последующее нанесение им поражения».

В ходе сентябрьских боёв с подразделениями ИГ, иракские ополченцы и правительственная армия восстанавливают контроль над трассой Багдад – Киркук, но терпят сокрушительное поражение под Саклавия (провинция Анбар), расположенной в 50км западнее Багдада. В ноябре 2014 иракским силовикам удаётся освободить город Байджи, а также расположенные в его окрестностях нефтепромыслы. Но на этом бои не прекращаются. Подразделения ИГ контратакуют и вновь захватывают этот город и его окрестности. Байджи и расположенные от него поблизости инфраструктурные объекты несколько раз переходят из рук в руки, и только в июне 2015г иракским силовикам удаётся там закрепиться. В марте* иракские силовики освобождают Тикрит, расположенный в 130км к северу от Багдада. Запад и часть севера Ирака, включая Мосул, по сей день находятся под властью ИГ.

Что касается положения в Сирии, то затяжная война с группировками «оппозиции» изматывает правительственную армию. Зато подразделения «оппозиционеров», несмотря на непрекращающиеся боевые действия, с течением времени укрепляются, благодаря неиссякаемому потоку извне как оружия, так и исламистов, направляющихся воплощать идеи джихада. И как следствие, к весне 2013г сирийская армия начинает проигрывать одно локальное сражение за другим. В этот непростой момент на помощь прибывает ливанская шиитская группировка Хезболла. В мае - июне 2013г её бойцы вместе с сирийской армией освобождают Эль-Кусейр (на западе Сирии) от боевиков «оппозиции». Хезболле удаётся помочь сирийской армии перехватить инициативу, но к зиме 2013г она вновь переходит к окрепнувшим группировкам «оппозиции».


Хасан Насралла - генсек Хезболлы
(с 16 фев 1992г) Photo: Facebook

А с начала 2014г сирийская армия вынуждена воевать не только с «оппозиционерами», но и с подразделениями ИГИЛ. После провозглашения Исламского Халифата бои с подразделениями ИГ становятся ещё более ожесточёнными и под напором атак исламистов сирийская армия вынуждена отступать. Хезболла также делает всё, что может, но в ходе сражений и её возможности истощаются. А по мере того, как подразделения Халифата захватывают всё больше сирийской территории, перед Хезболлой да и Ливаном в целом, всё актуальнее становится вопрос о самосохранении.

Иран пытается помочь единоверцам, поставляя Сирии некоторое вооружение, но эти поставки носят нерегулярный характер, т. к. Иран уже помогает своему ближнему соседу – Ираку, а на его экономику до сих пор наложены санкции, которые должны быть сняты только в обозримом будущем. Россия также поставляет вооружение сирийской армии, но вплоть до осени 2015г эти поставки носят ограниченный характер.

В мае* боевики ИГ захватывают античную Пальмиру, в которой исламисты занимаются своим любимым делом – надругаются над всем, чем только возможно. Сначала они устраивают массовые казни в стиле театральных постановок, затем взрывают античные сооружения, представляющие собой уникальные памятники древнеримской архитектуры.

В июне* стало известно об усилении сирийской армии иранским спецназом Эль-Кудс из подразделений КСИР, но и это не помогло остановить продвижения исламистов. В настоящее время сирийская армия, проведя в боях 4,5 года, изрядно истощена. Правительство Асада контролирует только треть территории своей страны: регион компактного проживания алавитов (Алавистан), что у побережья Средиземного моря - северо-запад страны (города Латакия, Тартус), Дамаск и часть его пригородов, а также западную часть страны, расположенную вдоль границы с Ливаном. Положение усугубляется тем, что все сирийские нефтепромыслы расположены на территориях***, находящиеся под контролем исламистов.

На фоне возрастающей угрозы тотального захвата страны Исламским Халифатом и прочими исламистскими группировками, в сентябре* Россия увеличивает поставки вооружений САР (Сирийской Арабской Республике). Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин заявляет: «Мы поддерживаем правительство Сирии в противостоянии террористической агрессии, оказываем и будем оказывать ему необходимую военно-техническую помощь». По словам спецпредставителя России по Ближнему Востоку и странам Африки Михаила Богданова, в Сирию «… поставляется различного рода техника, эта техника нуждается в обслуживании, наши партнёры нуждаются в обучении использованию этой техники, что предполагает отправку вместе с партиями военного снаряжения и наших военных специалистов».

В некоторых СМИ, особенно западных, появляются сообщения о «вызывающих беспокойство приготовлениях российского контингента» в Сирии, а также о «переброске сборных жилых строений для размещения сотен военнослужащих». Подобные сообщения нередко перерастают в различного рода слухи или спекуляции. В сирийском порту Тартус ещё с 1971г находится база тогда ещё советского, а теперь российского ВМФ, обеспечивающая материально-техническое обслуживание судов, пребывающих в акватории Средиземного моря. Вопросы безопасности этого объекта находятся в компетенции сирийских силовых структур. В свете войны, длящейся уже 4,5 года, и особенно её последних тенденций, нетрудно предположить, насколько способны сирийские силовые структуры обеспечить безопасность этой базы, имеющей для России региональное значение. Поэтому, в случае появления исламистов на горизонте, винтовка в руках повара является оружием. Но неужели кто-то всерьёз полагает, что Россия позволит своей морской базе таким образом встречать боевиков, прибывающих к ней со стороны материка?

Ещё одним участником войны, полыхающей на территории Ирака и Сирии, оказались курды. Ближневосточный треугольник, в котором соединяются границы Турции, Сирии и Ирака, является регионом компактного проживания этого народа, не имеющего своего государства. С незапамятных времён стремление курдов к независимости негативно воспринимали как в Дамаске, так и в Багдаде и Анкаре.

В сирийской гражданской войне курды, стремясь к независимости, стали оппонировать правительству Асада. Летом 2012г Отряды народной самообороны (ОНС) Сирийского Курдистана вступают в бой с правительственной армией в городе Айн эль-Араб. ОНС захватывают этот город, после чего захватывают Амуд и Африн со множеством деревень в их окрестностях. В ноябре 2012г представители ОНС и ССА подписывают мирное соглашение, после чего проводят несколько совместных операций против правительственной армии. Однако в мае 2013г позиции ОНС подвергаются атакам боевиков из Джабхат ан-Нусра и ССА. После чего исламисты, называя курдов «предателями», в окрестностях Алеппо из гражданского населения захватывают сотни заложников. С июня 2013г разгораются ожесточённые бои между курдским ополчением и исламистами «сирийской оппозиции».

С июля 2013 против курдов воюет также ИГИЛ, одновременно продолжая воевать и с правительственной армией. Наличие общих врагов подталкивает некогда недружественные друг другу стороны к поиску сотрудничества. В сентябре 2013г Башар Асад через своего спецпосланника Омара Осе обращается к курдам: «…мы не против вас, мы друзья, и воюем по одну сторону фронта».

С июня 2014 ИГИЛ воюет и на территории Иракского Курдистана. 8 августа премьер-министр Ирака Нури аль-Малики отдаёт приказ ВВС оказать поддержку курдскому ополчению.

Как в Сирии, так и в Ираке курды воюют за свою независимость. Но война против общего врага сделала союзниками недавних недоброжелателей. И в Сирии, и в Ираке здравый смысл восторжествовал! По сей день курдское ополчение взаимодействует и с сирийским, и с иракским правительствами.

С августа 2014г бои курдского ополчения с ИГ носят ожесточённый характер. Подразделения Халифата имеют в них некоторый локальный успех, из-за чего курдам приходится отступать. Исламисты в захваченных населённых пунктах Сирийского и Иракского Курдистана устраивают массовые казни гражданского населения.

25 июня* боевики ИГ второй раз** штурмуют Кобани – крупный город Сирийского Курдистана, им удаётся захватить некоторые его районы. 27 июня* курдское ополчение предпринимает контрнаступление и освобождает Кобани от боевиков ИГ. Выясняется, что за сутки пребывания в городе исламисты казнили по меньшей мере 145 человек из гражданского населения. Но, ещё 26 июня* президент Турции Реджеп Эрдоган заявляет: «Мы никогда не допустим создания курдского государства на севере Сирии. Мы будем продолжать нашу борьбу с этой угрозой независимо от того, сколько это будет для нас стоить».

С 25 июля* турецкие ВВС наносят ракетно-бомбовые удары по позициям курдского ополчения, что приходится на руку исламистам Халифата. С возмущением выступает генеральный секретарь Хезболлы Хасан Насралла: «Турецкие нападения на Рабочую партию Курдистан являются попыткой Турции ослабить те силы, которые борются против боевиков Исламского государства». А премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади распространяет заявление: «Правительство Иракской республики видит в турецких авиаударах по объектам в северных районах нашей территории опасную эскалацию и грубое нарушение суверенитета Ирака».

В августе – начале сентября* сирийская армия и ОНС проводят совместную операцию против боевиков ИГ в г.Хасака, что на севере Сирии, в ходе которой исламисты были окружены и разгромлены. Высокопоставленный сирийский офицер подытоживает: «Курды не были бы в состоянии окружить боевиков без оружия, которое мы им дали».

Операция «Непоколебимая решительность», в ходе которой ВВС Соединённых Штатов и их союзников наносят ракетно-бомбовые удары по позициям ИГ, длится уже год. За это время Штаты собрали коалицию из 59 стран, давших согласие на борьбу с ИГ под их руководством. Но непосредственно в боевых действиях участвуют лишь некоторые из них, в основном союзники по НАТО, многие из которых знакомы американцам по коалиции в Афганистане, где они воевали с талибами и Эль-Кайдой.

Бомбардировки, осуществляемые коалицией, наносят боевикам определённый урон, но своё основное предназначение пока не выполняют. Исламисты, не располагающие современными ПВО, смогли приспособиться к такой ситуации. По словам американского генерала Кевина Киллиа - участника коалиции, её ВВС «…подорвали способность ИГ проводить масштабные операции, но сокрушить Халифат авиаударами так и не удалось». Командующий коалицией американский генерал Ллойд Остин подытоживает: «До окончательной победы над группировкой ещё далеко, и борьба с ней займёт много времени и сил».

По поводу стратегии борьбы с Исламским Халифатом президент Соединённых Штатов Барак Обама, выступая на саммите G7 (июнь*), заявил: «Мы пересматриваем различные планы... когда Пентагон представит мне доработанный план, то я поделюсь им с американским народом. У нас пока ещё нет целостной стратегии, такие детали пока ещё не проработаны». Но операция «Непоколебимая решительность» длится без малого (на тот момент) уже год! Не получается у меня понять логику американцев, но не о том статья.


Барак Обама в городке Крюн (Бавария, Германия) накануне саммита G7
(июнь 2015г) Photo: Reuters

В сентябре* официальный представитель госдепартамента США Марк Тонер заявил: «Коалиция добилась значительных результатов в борьбе с террористами», а председатель Объединённого комитета начальников штабов США генерал Мартин Демпси признал, что борьба с Исламским государством оказалась в «…тактическом тупике».

«То, что творится на земле, ставит под большой вопрос эффективность коалиции. Пока всё, что мы видим – это набор хаотических действий, хаотичных ударов, которые к действенным результатам пока не приводят», - резюмирует официальный представитель МИД России Мария Захарова****


Примечания:
* нынешнего, 2015 года
** историки окрестили это событие как «Вторая битва за Кобани»
*** эта ситуация была в начале нынешнего сентября, однако 15 сентября в результате контрнаступления сирийская армия вернула себе контроль над нефтегазовым месторождением Джазаль, что в окрестностях Пальмиры.
**** 17 сентября 2015г

Следующая страница: Что дальше?

Предыдущая страница: Внешняя деятельность Исламского Халифата
Начало статьи: Что такое Эль-Кайда

Комментариев нет:

Отправить комментарий